Отчет CRIN: Права, средства судебной защиты и представительство

В новом отчете CRIN "Права, средства судебной защиты и представительство" (на английском языке), предоставлена информация о том, могут ли дети подать дело в суд, в случае, если их права нарушаются, какие юридические ресурсы доступны для них, какие практические соображения необходимы для принятия правовых мер, и применяется ли международное право по правам ребенка в национальных судах.

Работа по улучшению обеспечения доступа детей к правосудию продолжается во всем мире. Нaш отчет представляет мировую практику по развитию механизмов защиты и восстановления прав детей. Данный отчет является кратким содержанием состоящего из тысяч страниц исследования о правах детей в 197 странах, его материалы доступны по ссылке

Мировой рейтинг

Рейтинг стран составлен на основе показателей соответствия каждой страны международным стандартам доступа детей к правосудию. К международным стандартам относятся положения ратифицированных государствами конвенций, резолюции и рекомендации ООН. В этом рейтинге учитываются не достижения государств по обеспечению прав детей, а то, как хорошо работает система доступа детей к правосудию, хотя зависимость между состоянием прав человека и доступом к правосудию очевидна.

Наверху списка оказались страны Западной Европы, наихудшую оценку получили страны с авторитарными режимами и неразвитой правовой системой, не предоставляющими эффективных методов защиты прав детей. К сожалению, систему обеспечения доступа детей к правосудию ни одной страны нельзя назвать идеальной. У каждой из стран есть потенциал для улучшения, в том числе с использованием иностранного опыта.

Исследование состоит из четырех разделов: статус Конвенции о правах ребенка — положение Конвенции в национальной правовой системе, возможность судов ссылаться на Конвенцию в своих решениях; правовой статус ребенка, вовлеченного в судебное разбирательство; средства восстановления нарушенных прав и получения компенсации, включая судебные и внесудебные механизмы; и практические соображения по поводу использования механизмов национальной правовой системы для обжалования нарушений прав детей.

Правовой статус Конвенции о правах ребенка

Конвенция ООН о правах ребенка (КПР) является главным международным документом о правах детей, определяющим широкий спектр прав детей от запрета пыток до обеспечения доступа к образованию. Конвенцию ратифицировали все государства-члены ООН за исключением США, но не все государства обеспечивают внедрение норм международного права в национальное. На сегодняшний день в 94 странах Конвенция включена в национальное право без оговорок, в 29 странах применение норм Конвенции ограничено. Менее половины всех стран позволяют ссылаться на Конвенцию в судах для защиты предусмотренных Конвенцией прав ребенка. Страны Содружества наций до сих пор неохотно опираются на данную практику, используя Конвенцию исключительно для интерпретации национального права, ограничивая таким образом возможность обеспечения защиты прав детей.

Признавая, что правовые нормы не имеют большой ценности, если не обеспечено их применение, суды в разных странах мира ищут способы для использования КПР в принятии решений. Конвенция цитируется в судах 60% стран, представляющих разные регионы и правовые системы, но только в 20 странах использование Конвенции является установленной практикой.

Правовой статус ребенка

Особое и зависимое положение детей создает трудности в использовании средств правовой защиты в случае нарушения их прав. Право, регулирующее доступ детей к средствам правовой защиты на национальном уровне, является показателем отношения государства к правам ребенка в целом: дети могут иметь возможность самостоятельно защищать свои права или находятся в зависимости от родителей.

Хотя большинство государств позволяют детям обращаться в суд от своего имени, обеспечивая общепризнанный стандарт признания интересов ребенка, дети сталкиваются с определенными трудностями во время взаимодействия с правовой системой. Распространенным требованием является участие в процессе обращения в суд законного представителя или опекуна ребенка до достижения им определенного возраста, при этом нормы, обеспечивающие более гибкую систему, при которой учитывалась бы способность отдельного ребенка представлять себя самостоятельно, встречаются гораздо реже.

Предусмотренное законом участие родителей в процессе реализации права на доступ к правосудию является целесообразной мерой, так как обеспечение наилучших интересов детей чаще всего является предметом основной заботы их родителей. В то же время эти нормы имеют ограничительный характер и могут препятствовать доступу детей к правосудию. В странах Ближнего Востока и Северной Африки, где родительские права принадлежат родственникам-мужчинам, процесс доступа детей к правосудию является еще более дискриминационным. В некоторых странах Юго-Восточной Азии дети не имеют возможности обращаться в суд в случае нарушения их прав родителями, что способствует безнаказанности насилия в отношении детей в семье. Всего в 14 странах, представляющих различные правовые традиции, идет борьба с подобными ограничениями. В этих странах от законного представителя ребенка независимо от отношений между ними требуется действовать в наилучших интересах ребенка.

Участие ребенка в судебном разбирательстве также является важным элементом обеспечения доступа к правосудию детей. Тем не менее, пятая часть детей в мире не имеют права давать показания в суде по делам, которые касаются их прав. Чуть более четверти стран гарантируют право детей на участие в судебном разбирательстве, в 84 странах право предоставляется с ограничениями, и 57 стран не признают право ребенка на участие в судебном разбирательстве.

Средства правовой защиты

Доступ к эффективным средствам правовой защиты, в том числе возможность использования судебных и внесудебных форм защиты прав, является гарантией обеспечения закрепленных прав детей. Учитывая это, мы уделили особое внимание средствам правовой защиты в национальных системах при подготовке данного исследования.

Объем данного отчета не позволяет осветить весь спектр средств правовой защиты, используемых государствами — подробная информация представлена в отчете для каждой страны в отдельности. Данный отчет освещает только некоторые инновационные и вредные тенденции в обеспечении защиты прав детей на национальном уровне. В Части III настоящего отчета анализируются инновационные средства правовой защиты, включая конституционный и административный судебный процесс, и квазисудебные методы, такие как институты омбудсмена и частного обвинения, используемыe в случаях, когда государство отказывается от преследований за уголовные преступления.

В данном отчете особое внимание уделяется коллективным жалобам и защите общественных интересов как эффективным способам защиты прав детей, распространенным во всем мире. Несмотря на важность данных способов, они не стали стандартной практикой в правовых системах многих стран. В 148 странах допускается объединение похожих исков, но менее половины государств позволяют подавать коллективный судебный иск в особых случаях и только четверть допускает коллективные иски без ограничений. Возможность подачи коллективного иска является развивающимся средством защиты прав детей, которое может значительно повысить ее эффективность.

Неправительственные организации играют важную роль в защите прав детей, подавая иски в связи с масштабными нарушениями прав детей и оказывая поддержку отдельным детям. Тем не менее, во многих странах существуют ограничения подачи иска НПО от лица ребенка или группы пострадавших: половина стран предоставляет НПО право подавать иск от своего имени, и 54% стран позволяют НПО вмешиваться в случаях, когда иск уже был подан. В данном отчете также обращается внимание на тенденцию по увеличению государственного контроля над НПО и возможные вредные для обеспечения доступа детей к правосудию последствия.

Практические вопросы

Самые серьезные препятствия для обеспечения доступа к правосудию для детей связаны с практическими вопросами. Отсутствие финансовой возможности обратиться за профессиональной юридической помощью, страх перед судом и запутанное законодательство могут осложнить процесс отстаивания прав для многих взрослых, а для детей могут означать отсутствие возможности добиться правосудия.

Несмотря на центральную роль юридических консультаций в реализации доступа к правосудию, в 42 странах отсутствует действующая финансируемая государством система юридической помощи, что означает, что 220 миллионов детей во всем мире не имеют доступа к бесплатной юридической помощи. В некоторых странах бесплатная юридическая помощь доступна только в исключительных случаях, и только 28 стран обеспечивают доступ к бесплатной помощи во всех без исключения случаях. Во время подготовки данного отчета, была выявлена развивающаяся тенденция предоставления юридических услуг pro-bono профессиональными юристами, не финансируемая государством. В какой-то степени это компенсирует недостаток государственных услуг. Такая бесплатная юридическая помощь оказывается в 60% стран, в некоторых из них это единственная доступная форма бесплатной юридической помощи.

Даже когда дело ребенка доходит до суда, процессуальное право ограничивает участие ребенка в судебном разбирательстве и право отстаивать свои интересы. Правовая система почти четверти государств не соответствует основным принципам обеспечения доступа детей к правосудию, не позволяя детям давать показания до достижения определенного возраста и существенного ограничивая силу показаний детей. Правовые системы некоторых государств ограничивают возможность участия ребенка в судебном разбирательстве, требуя согласия родителей, а для дачи показаний по делам о половых преступлениях, дети должны проходить "проверку личности". Некоторые страны ведут работу по смягчению регрессивных норм, создавая более гибкую систему допуска детей к участию в судебном процессе, рассматривая каждый отдельный случай для вынесения решения о возможности ребенка давать показания независимо от его возраста.

Учитывая риски, связанные с разглашением информации о судебных исках с участием детей в том числе риск повторной виктимизации и стигматизацию подозреваемых в совершении преступлений, три четверти стран предусматривают защиту конфиденциальности детей. Государства используют различные методы для обеспечения защиты информации, например, закрытые слушания, которые могут препятствовать контролю, обеспечивающему справедливое разбирательство, и запрет на публикацию любой персональной информации о детях, вовлеченных в судебное разбирательство.

Страны все чаще обращают внимание на ограничения доступа к правосудию для детей в связи со сроками давности для обращения в суд в связи с нарушением прав ребенка. Риски, связанные с отсутствием возможности обращаться в суд по прошествии определенного времени, были ни раз отмечены в контексте половых преступлений против детей. Тот же принцип может быть использован и для широкого круга преступлений против прав ребенка. В 84 странах мира срок давности для преступлений, жертвами которых становятся дети, достаточно растяжим, в некоторых из них срок давности длится до достижениями ребенком совершеннолетия, когда он беспрепятственно может обратиться в суд. Тем не менее, во многих случаях строгие сроки давности становятся препятствием для получения доступа к правосудию.

Продолжающийся проект

Данный отчет представляет мрачную картину доступа детей к правосудию во всем мире, но есть надежда на улучшения в системе доступа детей к правосудию. Многие правовые системы не обеспечивают эффективных методов защиты прав детей, но существует бесчисленное количество новых оригинальных механизмов, которые призваны помочь детям в защите их прав от систематических и грубых нарушений. Данный отчет является введением к обширному исследованию, материалы которого мы будет использовать для оказания давления вместе с нашими партнерами для проведения реформ с целью улучшения доступа к правосудию детей во всем мире. 

Promotional Image: 

Страны

    Please note that these reports are hosted by CRIN as a resource for Child Rights campaigners, researchers and other interested parties. Unless otherwise stated, they are not the work of CRIN and their inclusion in our database does not necessarily signify endorsement or agreement with their content by CRIN.